Идеи из воздуха

Суши-суши.ру (Одна шестая часть суши)

1/6 часть суши - идеи из воздуха

Уважаемые представители компаний, связанных с производством, доставкой и предоставлением услуг в сфере СУШИ и ПИЦЦЫ!
Владельцы малого бизнеса делают все возможное, чтобы сохранить на плаву свои компании. Вплоть до того, что придумывают необычные проекты.
Учитесь зарабатывать вместе с профессионалами - воспользуйтесь нашими услугами.
Обращайтесь с любыми вопросами и предложениями - мы открыты для сотрудничества!

ЧЕРПАЕТ ИДЕИ ДЛЯ СВОИХ НОВЫХ БИЗНЕСОВ ИЗ ВОЗДУХА, ВОДЫ И ДРУГИХ ЖИЗНЕННО ВАЖНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ, А ЗАТЕМ ОБЛЕКАЕТ ИХ В ИННОВАЦИОННУЮ ОБОЛОЧКУ — ЧТОБЫ ЗАЩИТИТЬ КОНЕЧНУЮ ПРОДУКЦИЮ ОТ КОНКУРЕНТОВ.

В группу компаний «МЕТТЭМ» входит ни много ни мало 40 юридических лиц. Половина из них занимается девелопментом и сервисными функциями. Два десятка других выпускают инновационные продукты. Не многовато ли? Председатель совета директоров холдинга Виктор Сапрыкин уверен: в самый раз!
Остались только жизнеспособные идеи: или рентабельные, или перспективные (всего же за время работы Сапрыкина было инициировано 100 проектов). А «разделение труда» позволяет не только разнести риски, но и оградить основной инновационный бизнес от превратностей «материального мира».
Идея создать «что-то свое» пришла к Сапрыкину в конце восьмидесятых на… одном партсобрании. «Я же бывший коммунист, — говорит предприниматель. — А в 1988–1990 годах все партийные собрания продолжались часами. Засиживались за полночь. Все чувствовали, что грядут большие изменения в жизни, много спорили. А мне чем дальше — тем менее интересно было слушать «старых большевиков». Скорее, хотелось принять участие в этих самых переменах…»
Самостоятельно зарабатывать на жизнь выпускник легендарного МФТИ имени Баумана привык со студенческой скамьи. «Ребенок много болел, средств не хватало, — говорит Сапрыкин. — Так что успел попробовать самые разные профессии. Был и водопроводчиком, и дворником. А когда в 1987 году накатила волна кооперативов и центров НТТМ, появлению которых покровительствовал ЦК ВЛКСМ, я сразу же организовал свой молодежный центр. А через два года открыл малое предприятие, которое специализировалось на организации производств. Строго говоря, этим делом я занимаюсь и по сей день».
Первые проекты Сапрыкина были связаны с размещением заказов, за которые не брались другие. Неповоротливые госпредприятия не поспевали за спросом, добровольно отдавая эту нишу новоявленным «частникам».
Однажды парфюмерно-косметической фабрике «Свобода» понадобились огромные емкости из нержавеющей стали для хранения шампуней.
— Требовалось изготовить гигантскую бочку объемом 125 кубометров, то есть фактически вагон, — вспоминает предприниматель. — Но профильные заводы называли цену, которая никак не укладывалась в сознании заказчика. А когда эти чертежи попали ко мне, я нашел подходящий завод — и договорился! Как? Да просто сказал директору, что с завтрашнего дня беру в аренду цех, что рабочие начинают работать со мной по трудовому соглашению, а металл я покупаю сам. В итоге сумма оказалась более чем приемлемой. Ведь я был избавлен от накладных расходов завода, который в числе прочего обязан был содержать подшефный колхоз, выращивающий помидоры. Я собрал рабочих и сказал: «Ребята, по плану первая емкость должна быть изготовлена за два месяца. Но если я заплачу вам вперед, будете работать интенсивнее?» Такое предложение они получили впервые за весь свой трудовой стаж. Поэтому бочки были готовы… через три недели. Затем последовали другие подобные контракты. В итоге треть «советского» шампуня в то время хранилась в моих бочках.
Вот уж точно предприниматель — прежде всего «предприимчивый»! «Такой подход к ведению дел позволил мне довольно быстро накопить оборотные средства для более рискованных проектов, связанных с разработкой инновационных продуктов. Разве что слово «инновации» тогда не было столь популярно, как теперь, — продолжает Сапрыкин. — Так что за все 20 лет в бизнесе я ни разу не использовал заемных средств. В этом году оборот всей группы составит более трех с половиной миллиардов рублей. Поэтому собственных возможностей для старта новых направлений у нас хватает. Тем более что я всегда считал: деньги — не конечная цель, а скорее возможность заниматься чем-то новым, перспективным, передовым. Тем, что сегодня и именуют инновациями. Мы же бауманцы! Мы же просто не можем не придумывать! Ну и… имейте в виду, что все инноваторы – в хорошем смысле больные люди. Пожизненно! А деньги… Деньги вторичны».
При этом Сапрыкин вовсе не романтик. Напротив, прагматик до мозга костей. Еще два десятилетия назад он понял: любые прорывные идеи, особенно в условиях развивающейся экономики, должны опираться на стабильные институции. Именно поэтому государственные заказы он считает самыми выгодными для инновационного бизнеса. Несмотря на то что 80% продукции МЕТТЭМа ориентировано на массовое производство.
— Как правило, поначалу все изделия, которые мы выводим на рынок, не имеют конкурентов, — говорит предприниматель. — Ведь в них заложен потенциал новизны. Именно это обстоятельство всегда помогало нам получать госзаказы, так сказать, «вне конкурса». Ведь раньше, если помните, в положениях о конкурсах имелся пункт «Закупка у источника», который касался продуктов, не имеющих аналогов и, соответственно, не требующих организации тендеров. Это теперь правила изменились, и в конкурсах могут участвовать компании, даже не производящие искомый продукт. Именно таким образом лет семь назад мы получили заказ у Министерства образования на изделие, позволяющее будить слабослышащих детей во время пожаров. Помните, были истории с пожарами в интернатах, когда люди не смогли спастись, поскольку не слышали «пищалок»? А мы выпустили инфразвуковой оповещатель, который представляет собой тумбочку, сделанную на основе сабвуферов. (По-моему, тогда мы скупили все сабвуферы в России!) Сегодня такие приборы стоят во всех интернатах для слабослышащих детей. Помню, когда мы проверяли это изделие на студентах в общежитии при Бауманке, из комнат уже через несколько секунд вылетело все «население».
Примерно по такой же схеме Сапрыкин заключил контракт с Фондом социального страхования на производство видеокамер для слабовидящих. Похожий на компьютерную «мышку» сканер взаимодействует с экраном, на который проецируются большие буквы. «Если не считать заграничных разработок, — поясняет предприниматель, — в этом случае также не было компаний, которые производили бы подобные продукты. А вот другая история. Вы даже не представляете, как удивились недавно представители Минобороны, когда мы выставили на конкурс оптических ночных прицелов свою разработку. Они понятия не имели, что в России есть люди, которые самостоятельно могут разрабатывать решения для оборонной промышленности. А мы как раз и есть такие люди! Секрет же в том, что все идеи практически для любого ведомства мы доводим до ума за свой счет. Вот вы пришли поговорить со мной о серийном предпринимательстве, а на самом-то деле у нас получился своего рода многопрофильный НИИ, только гораздо более эффективный, чем государственные институты. Мы ведь не «качаем» госресурсы из бездонной бюджетной бочки. И занимаемся только жизнеспособными идеями. Не случайно Минобороны предложило нам получить военную лицензию. А попутно выяснилось, что в этой отрасли такие лицензии не выдавались в стране уже очень много лет. Всегда был узкий круг игроков, которые и делили все заказы. А тут возникли мы».
МЫ ЖЕ БАУМАНЦЫ! МЫ ПРОСТО НЕ МОЖЕМ НЕ ПРИДУМЫВАТЬ! НО ИМЕЙТЕ В ВИДУ: ВСЕ ИННОВАТОРЫ – В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ БОЛЬНЫЕ ЛЮДИ. ПОЖИЗНЕННО! Технологию работы с госзаказчиками Сапрыкин обкатал еще на своем первом инновационном продукте, появившемся в ответ на потребности МВД. Вместе с коллегами предприниматель разработал ленту с шипами для принудительной остановки автомобиля, которой можно было мгновенно перекрыть проезжую часть. Разработка оказалась настолько удачной, что победила еще и на международном конкурсе в Канаде. «В своем заключении жюри написало, что с помощью своих изделий мы способны остановить все виды транспорта на всех скоростях и в любых погодных условиях», — не без гордости рассказывает предприниматель. В отличие от имевшихся аналогов, технология МЕТТЭМа оказывалась еще и более гуманной. Ведь если все прочие ленты наматывались на колесо, в результате чего машина переворачивалась, а пассажиры могли погибнуть, то новинка протыкала колеса полыми шипами, которые легко отделялись от основы, но превращались в открытые «ниппели». Максимум через триста метров, «сев на обода», автомобиль злоумышленников терял способность передвигаться. И — никаких жертв!
Со временем тема безопасности и защиты стала в проектах Виктора Сапрыкина одной из ключевых. В числе самых первых и рентабельных проектов такого рода — выпуск фильтров для очистки воды «Барьер». Затем к ним добавились секретные замки, воздушные фильтры, противопожарные системы, комплексы видеонаблюдения и множество других разработок.
— Понимаете, человек в России ничем не защищен, — говорит Сапрыкин. — Опасность подстерегает каждого из нас на каждом шагу. И все время приходится думать, как бы не попасть — хоть в лужу, хоть «на деньги». Я всегда иностранцам объясняю, что у нас такая особая страна, в которой живут особые люди, имеющие «специальные» навыки и способности. Мы же с вами все по жизни — спецназовцы! И не случайно в нашей стране всегда появлялось много изобретений. Правда, у нас одновременно была большая проблема. Мы все умеем делать в единственном экземпляре. Одна ракета, один самолет… Ну или мелкие серии. А вот серийное производство в России — настоящая беда.
Впрочем, Сапрыкин решил и эту задачу. Человеческий фактор в его компании задействован только на стадии создания продукта. Производство же он предпочитает по максимуму автоматизировать. В конце концов, если у нас есть мозги, но постоянно и с неизменным качеством выполнять одну и ту же работу нам не нравится — почему бы не использовать сильные стороны, сокращая вероятность проявления слабостей?
«Запуская производство картриджей для очистки воды, мы поняли: в большом количестве и с одинаковыми параметрами люди такую продукцию делать не смогут, — приводит пример основатель МЕТТЭМа. — Принялись выяснять, кто может произвести автоматизированные линии. И обнаружили, что — никто. Ведь требовалось штучное, не типовое оборудование. Тогда мы разработали техническое задание и отправились в немецкую компанию Bosch, которая и взялась за заказ. Правда, еще в начале переговоров нам сказали: будет дорого. Пришлось согласиться. Зато уже второе и третье поколение производственных линий стоило существенно меньше. А главное, мы убрали «руки», заменив их машинами».
Путь недешевый. Зато если что, Виктор Сапрыкин в любой момент может собрать все свои производства «в чемоданы» и перенести в любую точку мира. Например в США, где к 2012 году, как надеется основатель компании, фильтры «Барьер» смогут занять 5–10% рынка бытовой очистки воды.
В этом году российская продукция появилась на полках четырех торговых сетей США, и теперь у Сапрыкина большие виды на расширение сбыта.
— Главное, что нас впустили на этот рынок, — говорит он. — Теперь все, им — «кранты»! Если уж мы опередили мирового лидера в производстве фильтров на российском рынке, так неужели не сможем это сделать в Америке? Сможем! Мы давно смотрели на рынок США, прошли сертификацию, присутствовали на всех выставках. Но пробиться в сети было труднее всего. На каждого нового поставщика они сначала только «смотрят» года два, прежде чем начинают с ним о чем-либо говорить. А рынок этот очень перспективный. И объем в несколько раз превышает российский. К тому же вода в Америке зачастую не лучше, чем у нас. Правда, по другим параметрам. В двадцати двух штатах в воде содержится слишком много мышьяка.
Фильтры-кувшины — один из несомненных хитов российского холдинга. Но Сапрыкин намерен идти дальше и готов чистить целые реки. В прошлом году компания подписала с ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» протокол о намерениях на установку водоочистных фильтров. Еще одно чудо? Сапрыкин утверждает, что и тут, как это часто случается, ему повезло с заказчиком. Начальник водоканала — человек продвинутый. И все-таки предприниматель вынужден признать: спрос на инновации в России все еще низок.
— Мало кто знает, что в центре внешне вполне современной Москвы до сих пор эксплуатируются трубопроводы… из дерева! — восклицает Сапрыкин. — Вот почему сейчас в Москве и других городах мы обсуждаем варианты построения локальных водоочистных сооружений для новых районов. Ведь в этом случае их не нужно было бы подсоединять к старым системам.
В РОССИИ УМЕЮТ ДЕЛАТЬ ВСЁ. НО — В ЕДИНСТВЕННОМ ЭКЗЕМПЛЯРЕ. ОДНА РАКЕТА, ОДИН САМОЛЕТ… СЕРИЙНОЕ ПРОИЗВОДСТВО — НАША БЕДА Разумеется, все возможные компетенции нельзя объединить под крышей «коммерческого НИИ». Поэтому Сапрыкин пытался сотрудничать с отраслевыми исследовательскими институтами. В том числе теми, что занимаются проблемами водоснабжения. Но все переговоры проходили как под копирку: «Выходит главный конструктор, очень пожилой человек, и начинает интересоваться: «А ты, мил человек, читал СНИПы 37-го года?» «Да, — отвечаю, — читал». «Так вот, — продолжает он, — мы будем строить по-старому — с бетонными сооружениями и песком. Вода будет отличная!» А что такое бетонные кольца? Мало того что это прошлый век, так это еще и проекты, на которых буквально в песок уходят миллиарды. Одного цемента сколько! «Масштабы» старых технологий в сотни раз выше, чем современных. Но я — за новые технологии. Такие, как, например, в Японии. И мы это пробьем!»
И пока обстоятельства складываются в пользу Сапрыкина. Недавно он стал одним из учредителей Российского водного общества и благодаря этой своей общественной деятельности получил, как он выражается, «доступ к третьему человеку в государстве». «По образованию он инженер, все понимает — и предлагает мне сообщать о моих наблюдениях, когда «старое» останавливает «новое», — дипломатично описывает Сапрыкин своего нового контрагента в высших эшелонах власти.
Административный ресурс? Да. Причем предприниматель не скрывает, что намерен активно пользоваться этим методом пробивания преград на пути разрабатываемых технологий. Хотя бы для того, чтобы в стране больше не строилось водопроводов и очистных сооружений из цемента и песка, оседающих в чьих-то карманах в виде миллиардов рублей. Теперь Сапрыкин колесит по регионам с записной книжкой, в которой по алфавиту поименованы местные градоначальники. Рядом с одними фамилиями он ставит «плюс». Рядом с другими — «минус».
— Если я приезжаю к мэру, — описывает технологию бизнесмен, — и он говорит мне, что у него очень продвинутый начальник водоканала, с которым я непременно должен познакомиться, я понимаю: меня посылают «по кругу». А я прилетел на день. И вообще у меня времени в обрез. Тогда я говорю: «Вы знаете, времени это не займет. Просто меня попросили поставить рядом с вашей фамилией пометку — готовы вы поддерживать инновационный курс государства или нет». И знаете, работает неплохо!
При этом Виктор Сапрыкин признает: волшебное слово «инновация» имеет в России не только «административное» воздействие: «В принципе, инноватору помогать просто. Ведь тем самым чиновник тоже становится «инноватором». А чувствовать себя хорошим и правильным приятно».
Для продвижения еще одного перспективного проекта, связанного с производством энергосберегающих светодиодных ламп, Сапрыкин использует несколько иную схему. Разговор с мэрами городов строится так: «Мы готовы заменить все осветительные приборы на вашей главной улице на новые. При этом вы ничего не платите!» Собеседник Сапрыкина в этот момент приходит к выводу, что ему послышалось, и просит повторить. Но это вовсе не благотворительность. Деньги за свои лампы МЕТТЭМ получает от банка или лизингового фонда, которому город должен будет вернуть средства в течение расчетного времени. С процентами. Причем необходимая сумма накопится за счет экономии при оплате электроэнергии.
— Мы запустили этот проект два года назад, и сейчас у нас десять крупных потенциальных заказчиков, в том числе мэрия Иркутска, — раскрывает карты Сапрыкин. — Кроме того, для этих ламп мы изобрели свои драйверы, а также придумали схему управления без использования электролитических конденсаторов, что позволяет лампе светить дольше при температуре от -70 до +70 градусов. И получили на это решение мировой патент. Поэтому я не исключаю, что в дальнейшем мы будем поставлять эти лампы и в другие страны.
ИННОВАТОРУ ПОМОГАТЬ ПРОСТО. ВЕДЬ ТЕМ САМЫМ ЧИНОВНИК ТОЖЕ СТАНОВИТСЯ «ИННОВАТОРОМ», ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ ХОРОШИМ Комплектующие для производства ламп нового поколения (как, впрочем, и для изготовления фильтров) МЕТТЭМ закупает у ведущих зарубежных производителей. Разумеется, всегда есть более дешевые альтернативы. Но Сапрыкина интересует качество. При этом цены на всю продукцию он формирует «снизу». То есть принимает за основу некоторую отметку, обеспечивающую конкурентное преимущество, а затем анализирует всю цепочку себестоимости — вплоть до организации поставок. Если заданную цену выдерживать не удается, выпуск продукта откладывается. И все-таки чаще всего Сапрыкин не сдается.
Для того чтобы снизить цены на энергосберегающие лампы, ему пришлось лично провести переговоры с производителем светодиодов — американской корпорацией Cree — в обход европейского офиса.
— Познакомиться с вице-президентом этой компании нам помогла чудная женщина, глава другой американской корпорации, — рассказывает Виктор Сапрыкин. — Она позвонила и сказала ему: «Тут к тебе русские приедут, они хорошие ребята, мы с ними работаем, но… ты ничему, пожалуйста, не удивляйся!» После того как мы его «по-русски» расцеловали, подарили бутылку «Белуги» и что-то из «гжели» (для жены), я рассказал о цели своего визита, которая повергла опытного топ-менеджера в шок. Я предложил продать мне 20 миллионов светодиодов по доллару за штуку. «При всем моем уважении, — начал он, — не могу…» Оказалось, себестоимость у них была выше. Но и цена, на которую поставщик согласился, нам более чем подходила, позволяя существенно опередить всех конкурентов: наша продукция оказывалась дешевле. Не знаю, может быть, этот вице-президент сейчас «кусает локти» и корит себя за то, что поддался нашему напору. Он ведь такого не ожидал. Мы ему пять часов рассказывали о бизнесе нашей компании. Он даже на следующую запланированную встречу опоздал. Да и европейский офис был, мягко говоря, поражен, что Америка пошла на прямые отношения с Россией.
Идеальная стратегия? Увы, оптимум не всегда достижим. Снижение себестоимости продукта (и, как следствие, конечной цены) с точки зрения продаж не всегда выгодно. Зачастую российские сети охотнее приобретают товар более высокой ценовой категории, что позволяет увеличивать маржу ритейлеров. «В принципе, нас, конечно, знают. И берут. Но проблемы с продвижением новых продуктов все-таки есть, — признается Виктор Сапрыкин. — Да и потребитель консервативен. А торговые сети хотят как можно больше заработать. Так случилось с нашим воздушным фильтром «Барьер». Только «благодаря» пожарам нам удалось продать первую большую партию. А прежде ставить на полки наш товар никто не хотел. Только когда начались эти бедствия, представители сетей сразу же прибежали к нам».
Занятно, но многие изделия компании, запущенные в серийное производство, «выросли» из частных проблем знакомых основателя холдинга. «Вот человек покрасил полы на даче лаком, — вспоминает предприниматель, — и у внука тут же началась аллергия. Он перепробовал все иностранные фильтры (человек состоятельный!) — ничего не помогало! Тогда он пришел к нам и предложил совместными усилиями создать фильтр нового поколения для очистки воздуха. Так мы начали проект на базе технологий фотокатализа. И сделали продукт, запатентовав изобретения. Теперь у нас две ступени фотокатализа, а у японцев — одна! А вот другая, более давняя история. Пришел я пообщаться с руководством Московского метрополитена. Они мне начали жаловаться: «Украли уже 200 камер видеонаблюдения! Спокойно снимают и уезжают на поезде!» Что же, пришлось быстро разработать антивандальные камеры. Так мы получили контракт с метро. Инновации — хороший товар. Просто нужно уметь его продвигать».
— Какие идеи принадлежат лично вам? — интересуется у Виктора Сапрыкина корреспондент «Бизнес-журнала».
— Я думаю, это скорее плод коллективной мысли. Часто что-то рождается во время разговора. Вот, например, мы сейчас с вами до чего-нибудь договоримся — и чья это будет идея?
— Конечно, моя!
— Значит, вы потенциальный акционер будущей компании.
Из двадцати производственных компаний группы девять являются «донорами», за счет которых живут менее стабильные компании, а также развиваются новые проекты. Каждый из них разрабатывается с опорой на внутренние ресурсы. И если проект доказывает свою жизнеспособность — часть акций может перейти управляющему стартапа.
— Идея простейшая, — объясняет Сапрыкин. – Например, чтобы не потерять талантливого человека, который занимает высокое положение в самой рентабельной компании группы, выпускающей «Барьер», я должен был придумать ему другую работу в недалеком будущем. Это управление собственным проектом. Впоследствии он становится опционером, а затем и акционером этой компании. А в старой мы ему готовим кресло в совете директоров, где он останется консультантом с зарплатой, то есть не будет чувствовать себя на задворках новой компании, которая может и загнуться. В общем, топ-менеджмент повязан в нашей системе многими веревками.
Сам Сапрыкин является единственным акционером, который присутствует во всех сорока компаниях. Через него проходит вся эмоциональная, человеческая и экономическая связь со всеми остальными собственниками и управляющими: их он называет «родственниками по своей линии». Большая семья — около 40 человек. По словам Сапрыкина, общаться с б'ольшим количеством людей было бы сложно: «Вокруг одного стула можно поставить еще тридцать, ну сорок. А вот 50 – это уже будет второй круг».
Впрочем, если исходить из посыла, что безопаснее в России не становится, можно предположить, что количество стульев вокруг Сапрыкина будет расти. «Экология, безопасность и энергоэффективность дают беспроигрышный коридор для развития, — уверен предприниматель. — Главное тут — идея и польза. Причем прежде всего для страны, потом уже — для фирмы. И только следом за этим — для себя лично. Иной подход к бизнесу просто опасен для жизни».

www.business-magazine.ru

хостинг от .masterhost Rambler's Top100

* ©1/6 часть суши * 1/6 часть суши1/6 часть суши * @1/6 часть суши *

Поиск | О проекте | Контакты | Клиенты | Партнеры